gallery/день россии
gallery/!садыков денис
gallery/11.садыков денис.обложка книги время-беж.
gallery/dgg

Каждый желтый...

Денис Садыков

Каждый желтый и каждый белый,
Каждый черный и каждый синий,
Робок был, говорил не смело -
Разделен на соцветья линий.

Рисовал по бумаге мелом,
Жил как мог - то страдал, то плакал,
Опадал, распластавшись телом,
Посадив чувств цветенье на кол.

То кричал, то давился болью,
То плясал охмелевшей бабой,
Растирал глаза бурой солью,
Запивая безволья брагой,

Выходил на народ в исподнем,
Манекеном стоял в витринах,
Целовался с крестом господнем,
На чужих не катался спинах,

Умирал, уходил без звука -
На легке - как полет снежинки,
В голове раздавался гулко
Бой курантов под песню Глинки.


 

© Copyright: Денис Садыков, 2018

На 245-ой параллели

Денис Садыков

На двести сорок пятой параллели
Седьмого мая завтрашнего года
С тобой мы забывали дни недели 
В забегах частых  продолженья рода.

На утро отложив октябрьский полдень,
Практиковали странною методу-
Отчаянным числом небесных молний
Пытались изменить свою природу.

--


 

© Copyright: Денис Садыков, 2018

НАЗОВИ МЕНЯ ТАК

 

МЛЕЧНЫЙ ПУТЬ

 

День рожденья похож на праздник –
Листья по ветру словно перья,
Нескончаемый жизни кастинг –
Событийное ожерелье.

Место памяти – день прошедший,
В нерушимом молчанье залов
Колоннады моих столетий –
Стройплощадки небесных храмов.

Оттолкнувши, связав былое,
И вобрав, что стучится в гости,
Я – не доброе и не злое,
Я лишь то, что случится после.

Рождена по дороге млечной,
Без печали и укоризны
Молодым оставляю вечность,
А себе мимолётность жизни.

 

ЧАСТИ РЕЧИ

 

в зеркалах отражаясь женщин
растворяюсь в палитре красок
распадаюсь на части речи
междометья объятий ласок

мягкий шёлк закруглённых линий
в чашке матовой стылый кофе
цвет индиго почти что синий
обнажённой натуры профиль

на полу в беспорядке розы
зрелость чувств задвигаю в угол
повисают над нами звёзды
продырявив небесный купол

хочешь плачь это больно знаю
нет страховки покрыть все риски
в отраженьи своём замечаю
стекленеющий взгляд василиска

отвечаю кивком согласным
опускаю безвольно плечи
и отрывистым звуком гласным
распадаюсь на части речи

 

СНЕГ

 

Булыжники старинной мостовой,
Чугунным блеском переплёт ограды,
Балтийский, дерзкий, ветреный прибой,
Невы Петровской гордые фасады.

Снег в белом превосходстве пустоты
Менял пространство, искажал предметы,
Сжимал проулки, заметал мосты –
Шёл с ночи и до самого обеда.
 
Мы знали осень нам не пережить –
При всей моей любви, твоей отваге…
Безвременья сплести пытаясь нить –
Рублю пером заклятья по бумаге.

И пусть ноябрь не преступил черты,
Я на листе пишу со знаньем дела –
«Снег выпал, значит первый день зимы!»
Как я желал, как ты того хотела.

 

РАДИОВОЛНЫ

 

радиоволны несут послания
[ветры кармических снов]
треском помех заштрихованы звания
[прошлых друзей-врагов]

азбука «морзе» [тире между точками]
старый забытый шифр
здесь сыновья не становятся дочками
[межвременной эфир]

ясные краски, отчётливы линии
[на толерантность - запрет]
женщины в «макси» [не в моде «мини»]
«да» здесь не значит «нет»

«achtung!» – надсаженной лающей речью
[гонит волну радист]
кружится «Бисмарк» измученный течью
[лужи ЛА-МАНШевой лист]

«feuer!» – плюют в небеса зенитки
[Дрезден залит огнём]
время когда так ценились открытки
[верим, надеемся, ждём]

«воздух!» – тревога и прячутся здания
[Питер ещё Ленинград]
мужество спит под холмом без названия
[в общей могиле солдат]

радиоволны [живые, хрипящие]
слепки эмоций и слов
времени как не крути настоящего
[жизни без полутонов]

 

ПРОЗРАЧНЫ МОИ ПЛАТЬЯ И ЛЕГКИ

 

Прозрачны мои платья и легки,
Мои сомненья – блеск земного знанья,
Надежд моих стальные каблучки
Несут уму то сладкие страданья
(то приступы отчаянной тоски)
Прозрачны мои платья и легки….

Я соткана из древней пустоты,
Мои желанья не горят под солнцем,
В движеньях много строгой простоты,
Мой смех звенит волошебным колокольцем
(порою слышно и за три версты)
Я соткана из древней пустоты ….

В глазах моих не видно берегов –
Любой ответ что будет вам по вкусу –
Раскрою тайны вещие богов
За плату, плату малую укуса
(не больно, просто сделай глубже вдох)
В глазах моих не видно берегов…

Ну вот ты и познал небес предел,
Что в правде первородного завета,
Нет суеты, нет больше важных дел,
Спи сладко… Я – богиня Лета.

 

НАЗОВИТЕ МЕНЯ…

 

Назови меня так,

чтоб я выжил в последнем сражении,
Назови меня так,

чтобы страх не стоял за спиной,
Назови меня так,

чтобы нервным, неровным движением
Я не множил попытки

найти иллюзорный покой.

Не пытайся простить –

всепрощением дел не поправишь,
Не пытайся понять –

много горя в познаньи причин,
Я смотрел в небеса,

где ты огненный след оставляешь –
Мне не нужен мандат,

что заверит твой ангельский чин.

Не смотри свысока,

что не просто в твоём полажении,
Отблеск молний на лицах солдат

в молчаливом строю,
Назови меня так,

чтобы не было тени сомнений,
Дай мне имя твоё,

как надежду в последнем бою.

 

АССОЦИАЦИИ

 

реинкарнация…

фикция? акция?

рифмосложение…

трение? жжение?

ярко – сиреневый…

дряхлый? шагреневый?

кожей скукоженнои…

лицами? рожами?

 

мимо рейхстага…

трауром? маршем?

новый порядок…

божественен? страшен?

 

истин кричащих…

на ухо – тише,

«так говорили За…»

фридрихом? ницше?

 

грань ирреальности…

плавится? воском?

дали банальности…

ужасом? босхом?

 

реинкарнация…

смысла фиксация…

постдекорация…

перезагрузка

жизней ротация…

ассимиляция…

аннигиляция…

нервного сгустка

ЕСЛИ НЕБО В ОБЪЯТЬЯХ РАДУГИ

 

 

РАССВЕТ

 

в безлюдном доме рваное окно
растрёпанные крылья занавесок
за холм бегущий чахлый перелесок
дрожанье кадра как в немом кино

прозрачных звёзд зияющий рассвет
безмерная усталость амплитуды
охваченный космической простудой
промокших листьев опадает цвет

закройщик душ раскинул полотно
в ажурном превосходстве уравнений
константами грядущих поколений
бессмертие людей не учтено…

…закрыл глаза… и больно и темно…

 

МОЛИТВА

 

Вьётся к шее канатный линь,
Проигравших жалеет плеть,
Мне Господь подаёт на жизнь,
И ещё сверх того – на смерть.

Распрямив горизонта жгут,
Растекается солнца медь,
Мне свобода на пять минут –
Больше времени не стерпеть.

Каждый вздох, каждый выдох, взмах
Заплетает событий нить,
Мне любовь заменяет страх
Перед этой проблемой – жить.

Небосвода размазав синь,
Разрезаю земную твердь,
Я прошу мне подать на жизнь,
И немного ещё на смерть…

 

КРАСНАЯ КОННИЦА

 

движутся в зареве пришлого прошлого
конники латники вестники времени
нового смелого неосторожного
нам незнакомого виду и племени

полнится чаша знамений грядущего
и обретает своё наполнение
всё что «естественно» не от насущного
дважды не сходит одно откровение

дымом крадётся туманами прячется
жжёт огнестрельными дырами язвами
развоплощения душеукладчица
лик восходящий с подлунными глазьями

бьёт на закат устрашающим бременем
колоколов неуёмная звонница
силой пророчества прошлого семенем
чёрная свастика красная конница

 

НОВОРОЖДЕННАЯ ВЕЧНОСТЬ

 

По краям лесной поляны
Скрипом сосен ходит ветер,
От дождя мертвецки пьяный,
Лес раскис в интимном свете
Серых звёзд, расправив плечи,
Разливается пространство –
Бесконечность, Бесконечность,
Я готов взойти на царство!

В белом танце старый месяц
Молодой луны коснётся,
Их дитя – ещё младенец
Скоро назовется Солнцем.

НоворОжденная вечность
Распирает грудь, щекочет,
Обещай мне, Бесконечность,
Право первой брачной ночи!

 

НАША ПЕСНЯ

 

Наша песня никак не сложится,
Наши дни посерели лицами,
Рифмы крИвые детской рожицей –
Необъезженными кобылицами.

Если небо в объятьях радуги
Веселит лишь с натуги маетной,
Скулы сводит от сладкой патоки –
Небоскрёбами жизни матерной,

Значит шёпотом, в треть, в полголоса
Кровоточить слова как выстрелы,
Прочертить на мишенях полосы,
Выводя прописные истины.

Не стоять нам с венцом на паперти,
Не кричать – «Прикрываю! Выстоим!»
Все герои пошли по матери,
Наготу прикрывая листьями.

За собой оставляя раненых,
Отпускаем грехи монетами,
Частоколом глаголов скаредных
Грудь увешана как победами.

Наша песня скрипит, неможется
На ухабах железных времени,
У истории руки-ножницы –
Усечённое поколение.

 

КРАСКИ УСТАВШИЕ…

 

Краски уставшие сыплются мелом,
Только в твоих глазах
Мира картина останется целой,
Кисти последний взмах

Склеит фрагменты в мозаике танца
Частых дрожаний ресниц –
Блеск наважденья лазурного сланца
В зЕркальном множестве лиц.

С той стороны у немого барьера
Вечной изнанки земли
Стражы границы – Надежда и Вера
Деву под руки вели.

Матовый сумрак ступенями страха,
Выступом скальный утёс,
Крест деревянный, секира да плаха –
Старый ответ на вопрос.

Пятна Надежды на свадебном платье
Верой не выбелишь вновь,
В гору дорога, все ближе распятье
Той, что зовётся Любовь.

 

ИМЯ МОЁ…

 

я мог бы быть богом [руке так привычна сталь]
меч ангела в чём–то сродни «беретте»
не хватит страниц перечислить кого мне жаль
люблю одного [максимум двух] на свете

я мог бы стать богом [поверьте я знаю толк]
рождённый бессмертным играю в людские игры
грубее мозолей податливой кожи шёлк
а кровь горячее [когда счёт идёт на литры]

я мог бы стать частью того что за гранью тьмы
и ярче того что зовётся привычно светом
в фаланге спартанцев не встретится чувство вины
поверженный враг под щитом промолчит об этом

за падшей звездой легионы [лавиной с небес]
где имя моё – провозвестье решающей битвы
я мог бы быть богом [похоже не мой интерес]
закончились бланки ответов на ваши молитвы

СТРАЖНИК-ЛЕС

 

краем солнца с востока – заря
расскажите в какие края
я попал – потерялся [исчез]
воля-степь… дом-приют… стражник-лес

назовите мои имена –
по слогам соберите меня
вьюги стылой колючая взвесь –
воля-степь… дом-приют… стражник-лес

нарисуйте мой образ во снах –
в голубых островах-облаках
на скрижалях последний завет –
крест-покой… месяц-ночь… звёзды-свет

 

АРГЕНТИНА

 

аргентина, аргентина
[шёпот дюн ласкает море]
фиолетовая в синем
на серебряном просторе

ночь как ветреная жрица
[томный вздох, движенья ловки]
обнажает наши лица
[и морщин татуировки]

в глубине зрачков сиянье
[замороженное счастье]
наших губ с тобой слиянье
как всегда не в нашей власти

выдох-вздох [волной желанья]
в степень боль возводит дважды
несмотря на расстоянья
[замороженная жажда]

Подборки из литературного журнала "ЛУЧ"

2016-5-6

НАЗОВИ МЕНЯ ТАК

2017-0-1

ЕСЛИ НЕБО В ОБЪЯТЬЯХ РАДУГИ

gallery/pushkin1[1]
gallery/jwr2h3fdfy8
gallery/eu3ov-io_zm

красная конница

Денис Садыков

движутся в зареве пришлого прошлого
конники латники вестники времени
нового смелого неосторожного 
нам незнакомого виду и племени

полнится  чаша знамений грядущего
и обретает своё наполнение
всё что «естественно»  не от насущного
дважды не сходит одно откровение

дымом крадётся туманами прячется
жжёт огнестрельными дырами  язвами
развоплощения   душеукладчица
лик восходящий с подлунными глазьями

бьёт на закат устрашающим бременем
колоколов неуёмная звонница
силой пророчества прошлого семенем
черная свастика красная  конница

gallery/403138
gallery/b76-barbolina
gallery/9.денис садыков на презентации альманаха 'аквилон' 4.
gallery/19.чтение стихов в литературном кабаре.14.03.10
gallery/c8d23de09607bacbb9b9e04ebf1e80e9