Александр Корамыслов

 

 

ИЛЬЯ  МАРКОВ

СЕГОДНЯ  В  ГОЛОСЕ

Ирина Кадочникова

 

7 сен 

 

***
камень на камень, камень на камень и вот
дерево, горный выступ и небосвод
собственный рост, медленный, как земля
если смотреть откуда-то с корабля

разных тебе в ленту родных языков
острых, больных зацепляющих крючков
чтобы саднило, переполняло и жгло
чтобы вообще никогда это не прошло

только молчанье камня и в рот воды
строятся волны в ровненькие ряды
и на правах птицы или жука
сходишься с ветром, срываешься с языка

где начинается азбука, там в тесноте
иже и како люди и мыслете
твердое слово веди глаголь добро
рыбья чешуйка, адамово (се)ребро

в пропуске слога, если взять на просвет
пульс, частота, негаснущий силуэт
пыльная музыка, слезоточивая взвесь
вот и входишь весь
и выходишь весь

2020

 

 

29 авг

***
жила-была, а дальше не была
по воздуху огромному плыла
то красноперкой обернется, то синичкой
чешуйкой, перышком, ресничкой
какой-то мушкой, мошкой, комарьем
как ты живешь
как все мы здесь живем

надкостница, надкостница моя
подвздошная, височная, ключица
такая слезная, такая нёб-на-я
все это так – то вспомнишь, то приснится
и море выпьет кровь и молоко
и станешь камешком, ракушкой, рыбкой
скелетиком, акульим плавником
дельфиньей радостью
младенческой улыбкой

и как стекают в землю города
так ты стекаешь
медленно и верно
пока играет музыка, звезда
горит, волна идет на берег
чтоб музыку, и звезды, и песок
забрать с собой, чтоб было веселее
и добрый дяденька – наверно, Бог
сидит на той горе и не жалеет
ни звезд, ни волн, ни звуков, ни песка,
ни птиц, ни рыб, ни раковин, ни глины,
ни огонька вокруг, ни мотылька,
ни человека, ни последнего дельфина

и все работает: земля, огонь, вода
все крутится, как ручка у шарманки

жила-была когда-то никогда
сама себе – надежда и обманка

все кости перемой, пересчитай
и морю синему отдай
аккуратненько сложи
нужные слова скажи
раз-два-три
замри

 

 

9 авг

***
Невозможно так исчезнуть, так замести следы, так спрятаться,
чтобы никто не нашел.
Невозможно сделать так,
чтобы все решили, будто ты умер, а ты не умер.
Невозможно разыграть такой спектакль,
в который бы все поверили – даже священник, даже полиция.
Невозможно быть притворщиком целых три дня,
а потом еще всю оставшуюся жизнь.
Невозможно учесть паспорт, билеты, кредитки,
мобильный, камеры в метро, социальные сети.
Невозможно отсидеться в чужой квартире/пещере/на добром облаке,
пока все не утихнет.
Невозможно обмануть невесту и несчастных родителей.
Невозможно – по крайней мере, это никому еще не удавалось,
И если ты будешь первым, тебя назовут богом.

2020

 

27 авг 

 

***
как шарик синий белый голубой
как звездочка из космоса глядишь
как вырастает слово и цветок
пустыня пирамида небоскреб

как самолетик из тетрадного листа
и если солнце попадает на лицо
как в куполе соленые глаза
они твои
всегда твои глаза

так это то иди не знаю что
так это так скажи не знаю как
так это где найди не знаю где
так это вот как это для меня

и радуга выходит из холма
и в землю возвращается опять
и девочка на шаре голубом
и не догнать
и некому догнать

2020

 

8 авг

***
послушай, если это никогда
настанет срок, точнее – воскресенье
и вот на все услышишь дважды да
и вот на все – случайное везенье

мне снилась удивительная смерть
шары воздушные, могли служить в разведке
смотрю, смотри – так весело смотреть
как будто с ветки на другую ветку

как будто жизнь не кончится, а свет
всего лишь лампочка, стеклянный кокон
и если завтра будет дважды нет
не стоит рваться из безумных окон

стоишь по стойке смирно – и страшней
куда еще, когда вода и порох
исчерпаны, когда сплошной дисней
у всех в глазах, как будто в мониторах

так отпускай вчерашние огни
в огромный холод – в дебри океана
где дни, что бабочки, – попробуй догони
где новый год и никакая рана


2020

 

 

 

 

 

Поэт Илья Марков

7 сен в 17:10

Действия

ИЖЕВСКАЯ АФРИКА

Друзья, порадуемся вместе -
Жить в Африке легко и мило:
Ижевский слон опять на месте,
Недалеко от крокодила!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

5 сен в 21:44

Действия

***
Тишина рассветная
В сумраке аллей,
Клёны разноцветные,
Облачный елей.

Полосами рыжими
Солнца дальний свет,
На поляне рыжика
Тёплый силуэт.

Жизнь играет пятнами
Мира наискось:
Тут пенёк с опятами,
Там рябины гроздь.

На земле узорная
Палая листва;
Осень, хоть и спорная
Мудрость естества.

ВИТАЛИЙ  ОКУНЬ

ПОЗДРАВЛЯЕМ с рождением сына ! РаСТИТЕ большими и сильными !
ПОЗДРАВЛЯЕМ с дипломом лауреата ! Держать слово!

 

ПОЗДРАВЛЯЕМ с ДНЁМ РОЖДЕНИЯ ! САМОГО НАСТОЯЩЕГО !

Виталий Владимирович Окунь родился в 1949 г. в селе Почино-Софиевка Днепропетровской области. В 1966–1968 гг. учился на живописно-педагогическом отделении Днепропетровского художественного училища. В 1976 г. окончил Харьковский художественно-промышленный институт. После учебы был направлен в Удмуртию, в Ижевск, для работы в художественно-производственных мастерских. Здесь им создано более ста дизайнерских объектов. Художник выполнял цветные витражи, мозаики, фрески, деревянную скульптуру. Не оставляя дизайнерской деятельности, он в скором времени стал известен как живописец и график. Член Союза художников России, член Союза дизайнеров России. Заслуженный деятель искусств Удмуртской Республики. Участник многочисленных всесоюзных, всероссийских и международных художественных выставок. Персональные выставки художника проходили в России, Венгрии, Италии и других странах ближнего и дальнего зарубежья.
В творчестве Виталия Окуня заметное место занимает книжная графика. Он проиллюстрировал эпос «Калевала», произведения М. Е. Салтыкова-Щедрина, М. А. Булгакова, Э. Хемингуэя, Г. Миллера. Художник награжден медалями, почетными грамотами, дипломами и призами международных выставок живописи, графики и скульптуры. Работы Виталия Окуня хранятся в Государственном Русском музее (Санкт-Петербург), Музее-квартире Ф. М. Достоевского (Санкт-Петербург), Государственном литературном музее (Москва), Музее им. М. В. Нестерова (Уфа), Музее М. Е. Салтыкова-Щедрина (Тверь), Удмуртском республиканском музее изобразительных искусств (Ижевск), Национальном музее Удмуртской республики им. Кузебая Герда (Ижевск), а также в музеях и частных коллекциях России, стран ближнего зарубежья, Европы и США.

ПОЗДРАВЛЯЕМ с ДНЁМ РОЖДЕНИЯ! РАДОСТИ ТВОРЕНИЯ!
ПОЗДРАВЛЯЕМ с ДНЁМ РОЖДЕНИЯ ! УСПЕХОВ В ТВОРЧЕСТВЕ !

Мемуары из Сарапула

Сарсадских Зинаида, Алексей Сомов, галерея "О`Берег"

Я в конце 20 века работала в сарапульском музее сотрудницей художественного отдела. Подруги-музейщицы перешли работать в сарапульский институт, и придумали выставочный центр - галерею при институте, готовили открытие. Я писала маслом, рисовала графику, написала на листках свои стихи, и с двумя подругами из других городов Юлией Тишиной и Натальей Егоровой мы открывали выставкой галерею О’Берег. Но без нас - у Натальи была малышка дочь, Юлия ожидала ребенка, а у меня погибла мама в автокатастрофе в Ижевске.
С галерейщицами подружился студент Леша Сомов двадцатичетырехлетний.. с прикрытым левым глазом, с шрамами на руках, если закатывал рукава - были видны - принес напечатанные на машинке свои стихи. Так мы прочли стихи друг друга, и познакомились в мае 2000 года.
У него были друзья бывшие панки, и он мне рассказал, что есть девушка в Саратове - жена друга - Алексея Корнилова, певшего в гранж-группе "Деградация личности", а друг погиб в новый год 2000, воюя в Чечне по контракту. "- Вот стихи о Корнилове".

Есть фильм "4 свадьбы и одни похороны", у нас было много похорон, и хотя бы венчание, крестины сына Ильи. Про ту девушку из Саратова Алексей сразу рассказал, что любил и хотел жениться, она была в январе 2000 года с маленьким ребенком не от мужа - она тоже честно все ему рассказывала. Она принимала Сомова в гостях две недели, только сказала, чтобы, приехав домой, он взял копию свидетельства о смерти Корнилова, и послал ей, чтобы она выписала погибшего мужа из квартиры. Сомов стал выписывать это в повести осенью и в конце 2000 года. Он с лета стал работать в компьютерном отделе Сарапульского Политеха - филиала Ижевского Технического университета. Писал.
Стал заниматься цифровой фотографией, техника только появилась в городе. Рисовал. В конце октября мы венчались в церкви Ксении Петербургской.
Можно писать роман "Семь лет с Сомовым"
Он прожил 37 лет 1976 -2013. В 2002 году он мне сказал, что позвонил своей подруге и сказал, что у него все очень хорошо, а она "пусть горит в аду. пусть сдохнет сука, пусть страдает". Я сказала: Зачем!? А потом она написала в гостевой книге на сайте Сетевая словесность - что-то, чтобы напомнить о себе. Сказала Алексею, что вышла замуж за Расула Мутушева, и вся в материнских заботах.
Алексей Сомов работал то экономистом, то дизайнером, не смог отказаться от алкоголя, публиковался с успехом в альманахах Аквилон, городской газете, журналах Дети Ра, Крещатик, Урал. С ним списалась Макс Фрай, с ним созвонились менеджеры Игоря Матвиенко, и было приобретено стихотворение "Ей везет" в качестве текста песни - в мае 2007 года. Потом в 2008 году он работал выпускающим редактором городской газеты "Красное Прикамье", я работала в ритуальной фирме "Камни Урала" на той же улице Раскольникова. Он приносил книгу - сборник рассказов редакции Макс Фрай - второй с его рассказом. В 2006, 2007 году он мне грозил "Живая ты от меня не уйдешь", я без защиты - ни родителей, ни брата, ни дяди. Поэт ушел из моего дома осенью 2007 года, после того как мы потеряли сына Илью, ему было 5 лет и 5 месяцев, мы поехали к друзьям меценатам на дачу в деревню Дулесово, Алексей был пьян, в Сарапуле он купил Илье новый набор солдатиков, а я, перед этим проведя экскурсию, купила Илье детские черные очки, Илья был счастлив, но всегда был в стрессе, когда папа пьяный. В Дулесово Илья сказал "Не хочу есть", играл сам с своими новыми игрушками, и минут через двадцать его не оказалось в том углу, где он играл. Я искала по дому, в саду, побежала на берег Камы, побежала на соседнюю деревенскую улицу - там красивые гуси и собаки. Прибежала обратно. Алексей сказал мне "Ты плохо ищешь". Один из гостей пошел посмотрел к машинам, хозяин Павел Мамаев обошел сад, я пошла следом опять и увидела Илью в голубом бассейне, я подумала, может, отражается. Нет. Вода была совсем прозрачная, как будто ее нет. Он был в полосатой кофточке и в джинсах, кроссовках. Подбежала гостья Инга Шарипова, прыгнула туда, достала Илью, стала его откачивать, делать искусственное дыхание. Вызвали скорую, они приехали, дали электрический разряд. Но наш светловолосый худой мальчик не ожил, ушел к молодым бабушкам и дедушкам на небеса. Алексею дали смесь валерьянки и водки. Мне, я не помню, что. Я вспоминала причитания своей бабушки "Не связывайся с этим Сомовым, не вздумай рожать от него ребенка". Я вздумала. Он был отцом мальчика, который уже придумывал "Мяч летит в небо, его забрал Бог, и нам его не отдал. Нам его не отдал."
Когда он ушел из редакции Красного Прикамья, я точно не помню. В 2009, 2010 году пересекались, я продала его марки, отдала ему деньги. Продала несколько его пластинок, отдала деньги. Гонорары у него были не большие. Инвалидность оформлять ему не давала гордость ни в 20 лет, ни в 24, ни в 31.
На Сетевой Словесности Георгий Жердев взял его редактором отдела прозы, мы встретились в феврале 2011 года, в его день рождения, и он сказал, что Жердев уволил его, слишком он там всех стебал и обижал. Я сказала "Тебе сегодня 35 лет... а ты все таких вещей не поймешь"
Я желала добра Алексею в медитациях, иногда приносила пакетик с баранками, которые у самой были. Время от времени я, Вадик Колесников, Гриша Зименков давали ему денег, и, конечно, никогда не требовали ничего назад. Гриша и в 2001 приносил мешок кураги, подкормить. Когда-то посидели они втроем и сделали тибетскую медитацию на берегу Камы. Приезжала к нему тетя Татьяна Храмова, сестра мамы, и всегда лечила, кормила и помогала.
В 2011 году, в октябре я встретила Алексея с Настей Корниловой-Мутушевой - он созрел чтобы кто-то повел его к врачам, она писала мне вконтакте, называясь Михаилом с чеченской фамилией, "купила" меня, то есть я поверила и отвечала на вопросы "У меня несчастное прошлое. я живу и желаю бывшему мужу добра". Посмотрела - а у моего собеседника в плейлисте четыре раза добавлена композиция Моя умирающая невеста "My dying bride", Алексей писал в той повести 2000 года, что их с Корниловым Настя в детстве училась игре на скрипке, и рассказала им как выходила лет в пятнадцать, шестнадцать играть металлистам до дворе My dying bride. А у меня вечная память. Я написала - Это Настя или Алексей мне пишет? Пользователь ответила: "Какой Алексей!" и закрыла страницу.
И тогда Сомов впервые закодировался, - у него была проникающая травма глаза в 12 лет, и еще что-то внедрять в организм было опасно. Анастасия Мутушева стала его опекать, в начале марта он с кодировкой сильно запил, написал ей, она приехала, он был в плохом состоянии, толком не мог говорить. Она отвезла его в сарапульскую психбольницу. Выздоровев, он еще писал, он общался в Сарапуле. Тетя его спрашивала "вы собираетесь пожениться со своей Настей из Саратова?" Он сказал "У нее же четверо детей, и муж". Тетя Таня помогала ему платить долги, восстанавливать документы. В 2013 году 25 августа мне позвонила подруга Лена Гончаренко и сказала, что Леша умер, что его родственники вывезли вчера с МЧС из квартиры. Я позвонила тете Тане, она сказала - едет. Похороны были 27 августа, дату смерти поставили 13 августа, его тетя с отцовской стороны Лидия Анатольевна Сомова и брат двоюродный Сергей Сомов сказали, что Анастасия Мутушева была в начале августа в Сарапуле - они живут рядом, и она стала дружить с Лидией Анатольевной и бабушкой Александрой Александровной Сомовой, которой в 2013 году было 92 года. Татьяна Храмова разговаривала с врачом в морге и заказывала дополнительные анализы. Врачи сказали, что причина смерти неясна, они не могут поставить причину смерти. Ни сердце, ни легкие, ни печень, ни мозг не поражены настолько, чтобы умереть.
Царствие Небесное. Вечный Покой!

стих Алексея Сомова
* * *

Изъедена обшивка корабля
морскою солью, прохудился парус,
ведь двадцать долгих лет лишь страх на пару
с надеждою стояли у руля,
и двадцать лет пылились зеркала,
и маятник качался вправо-влево,
и обезумевшая королева
убранство подвенечное ткала, -
но никуда не деться от судьбы,
и всякий путь однажды будет кончен,
и выдохнет навзрыд усталый кормчий -
"Земля!" - и ты не знаешь, как тут быть:
отведай воздух родины на вкус,
вглядись в береговой туманный абрис -
не перепутан ли заветный адрес?
по верной ли звезде проложен курс? -
как видно, крепко-накрепко душа
отравлена нездешним терпким зельем,
но по колено в землю,
в землю,
в землю
тебя вколачивает каждый шаг,
и ни воспоминаний, ни улик,
и занавеска вдрызг побита молью,
и некому - увы - всплакнуть и молвить:
ты опоздал на двадцать лет, Улисс! -
и понимаешь: как там ни крути,
есть лишь смоленый ветер вечных странствий,
и, скомкав заготовленное "здравствуй",
тельняшку рвешь на высохшей груди, -
еще мгновенье - и немой укор
заиндевеет в предрассветных окнах,
и ставни кипарисовые охнут,
и чья-то тень вослед махнет рукой, -
и все же занавеска так легка,
как кружевной, подбитый ветром парус,
и музыка составлена из пауз,
и лишь цезурой держится строка
...

ПО ВОЛНАМ

 

По волнам иду как по пашне
Соль морскую с земной мешаю
На вершине высокой башни
К небесам тянусь, вопрошаю.

Плачет дождь, завывает ветер
Буревестник над рябью моря
Одинокого серца пепел
Я сжимаю в своих ладонях.

 

 

ЮНЫЕ ДУШИ

 

Не пахать и не жито сеять,
Мы пришли в этот мир не за этим,
Не умеем богам мы верить,
Мы горим, мы пылаем, мы светим.

Наш огонь - не плебеев злато,
Серебром не с руки кичиться,
Бисер наш не растопчет стадо,
Не для всех наших слёз водица.

Мы идём, приручая ветры,
Не боимся спугнуть удачу,
Глаз зависливых киллометры
У судьбы покупая на сдачу.
 
Наш закон - догарая драться!
Не пристало юродивых славить,
Мы пришли, чтобы здесь остаться,
Мы пришли побеждать и править!

Сейчас или никогда
 
 
Надо прийти и сказать то, что главнее всего.
 
Главнее удовольствия, его сладкого дыхания на затылке, его обещаний вечного попустительства ошибкам, льстивого убаюкивания совести, необязательных обещаний ангела, угроз темных сил, загадочного подмигивания звезд с обещаниями указать путь в темное время, мечты о райском тепле от лучей, туч – орошать траву у тебя под ногами, плоды, падающие у ног и предлагающие свою сочную мякоть.
 
Обещание безжизненной мечты жить вечно, важнее женщин, обещающих ждать вечно.
 
Рядом идут эскалаторы жизни твоей, их много, они разные, угадай на какой стать, прыгнуть, лечь.
 
И где ты тогда очнешься...
 
Не стой, стоя ты не живешь.
 
Но зато стоишь надежно.
 
Стоять на месте надежнее ходьбы и бега.
 
Стоя не живешь, а прикидываешься.
 
Мертвых больше чем живых, некоторые даже не догадываются, что они мертвы.
 
Или личинки спящие.
 
Поток, всегда жесток. Холодный, горячий, быстрый или не очень… стремительный… ты камень лежащий, разбивающий поток.
 
Камень, лежащий на дне.
 
Утонул, но он жив, но жив, стоя на месте…
 
Не стой, упади, стань частью потока.
 
Тот, другой на берегу стоит и уменьшается.
 
Скоро он вовсе исчезнет, тот, кто впереди на берегу увеличивается, увеличивается, но скоро и он станет точкой и исчезнет.
 
Тебе радостно и легко, и совсем не страшно смотреть на поток, потому что ты и есть, он, поток…
 
Вперед к большой воде, к морю!

 

 

ВИТАЛИЙ  ОКУНЬ

АКВИЛОН №3