БУнин.письма


 

 

 

«Что касается вообще странствований, то у меня сложилась относительно этого даже некоторая философия. Я не знаю ничего лучше, чем путешествие».

Из интервью газете «Голос Москвы». 1912 год

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Милый Леонид Федорович, из Вашего письма ко мне заключил, что Вы и хотите приехать в Париж, и немножко побаиваетесь: как я, мол, там устроюсь, как буду обходиться без языка и пр. Заключение мое, м[ожет] б[ыть], и неправильно, но все-таки хочу Вам сказать: не бойтесь! Язык — вздор, множество не знающих его все-таки устроились в Париже, работают и т. д. Устроитесь и Вы, работу тоже найдете, надеюсь, — мы, по крайней мере, приложим к тому все усилия. А главное — в молодости все полезно, даже всякие передряги. В молодости нужно рисковать.
Из письма Леониду Зурову. Грасс, 2 октября 1929 года

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«<…> Черт бы побрал эту моду! Я не портной, чтобы прилаживаться к сезонам, да ведь и ты не станешь. Хотя, конечно, тяжко, когда ты увлекаешься, положим, шекспировскими изящными костюмами, а все ходят в широчайших и пошлейших портках и глумятся над тобою».

Из письма Николаю Телешову. 16 июля 1900 года

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«День моего рождения. 52. И уже не особенно сильно чувствую ужас этого. Стал привыкать, притупился.
     День чудесный. Ходил в парк. Солнечно, с шумом деревьев. Шел вверх, в озарении желто-красной листвы, шумящей под ногой. И как в Глотове — щеглы, их звенящий щебет».

Из дневника. 23 октября 1922 года

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Проект СЛУ "параллели"           |*|       
 

 

* Деревенскому дому, в котором я опять провожу лето, полтора века. И мне всегда приятно вспоминать и чувствовать его старину. Старинный, простой быт, с которым я связан, умиротворяет меня, дает отдых среди моих постоянных скитаний. А потом я часто думаю о всех тех людях, что были здесь когда-то, — рождались, росли, любили, женились, старились и умирали, словом, жили, радовались и печалились, а затем навсегда исчезали, чтобы стать для нас только мечтою, какими-то как будто особыми людьми старины, прошлого. Они, — совсем неизвестные мне, — только смутные образы, только мое воображение, но всегда со мною, близки и дороги, всегда волнуют меня очарованием прошлого.

<…> Пять часов. Сад на низком фоне свинцово-синей тучи. Высовывался из окна под редкие капли дождя на эту сырую пахучую свежесть, в одной рубашке — необыкновенно приятно, но почему-то страшно напомнило детство, свежесть и радость первых дней жизни.
Из дневника Ивана Бунина. 27 июля 1917 года 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«<…> В шесть часов, тотчас же после заката солнца, увидал над самой своей головой, над мачтами, в страшно большом и еще совсем светлом небе, серебристую россыпь Ориона. Орион днем! Как благодарить Бога за все, что дает Он мне, за всю эту радость, новизну! И неужели в некий день все это, мне уже столь близкое, привычное, дорогое, будет сразу у меня отнято, — сразу и уже навсегда, навеки, сколько бы тысячелетий ни было еще на земле? Как этому поверить, как с этим примириться?»

Из дневника. 16 февраля 1911 года

Бунин интересовался созвездиями — в его текстах много описаний такого рода. Ориентироваться в звездном небе писателя научил двоюродный племянник Николай Пушешников. А в 1909 году на Капри Бунин познакомился с астро­номом Максом Мейером, чьи работы он читал еще в юности, и ходил к нему, чтобы смотреть на звезды в телескоп. Что каса­ется Южного Креста и Ориона (днем), их Бунин впервые увидит спустя два года, во время путешествия на Цейлон. Запись сделана в Красном море — именно поэтому Орион был виден на небе до того, как стемнело. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«„Чем больше работаешь, тем лучше работаешь и тем сильнее хочется работать. Чем больше творишь, тем становишься производительнее“.                                            Бодлер. Заруби это себе на носу, Митрич».

Из письма Николаю Телешову. 3 января 1914 года

Несмотря на ненависть к «новой поэзии»  , здесь Бунин соглашается с Бодле­ром, представителем этой поэзии. По всей видимости, он читал Бодлера в переводe Эллиса (Льва Львовича Кобылинского) и слегка переиначил. Там эта цитата звучит следующим образом: «Чем больше хочешь, тем лучше хочешь. Чем больше работаешь, тем лучше работаешь и тем более хочешь работать. Чем больше производишь, тем становишься плодовитее»  . По воспо­ми­на­ниям жены Бунина Веры Муромцевой-Буниной, в столицах он «часто бывал в ресто­ранах, много пил, вкусно ел, проводил зачастую бессонные ночи. В деревне он преображался… Разложив вещи по своим местам… он несколько дней, самое большое неделю предавался чтению — журналов, книг, Библии, Корана. А затем, незаметно для себя, начинал писать».

 

участники проекта

Кризалида куколка

Владимир Трефилов

Монолог жреца

       Тело есть куколка (кризалида),
       которая открывается, когда мы
       созрели для более высокой жизни.
       Гермес Трисмегист

валерия люговская

ПУТЕШЕСТВИЯ ВО ФРАНЦИЮ

 

 

 


       АЛЕКСАНДР КОРАМЫСЛОВ

 

 

 

ПУТЕШЕСТВИЯ В удмуртии

 

КУПЕЧЕСКИЕ ГОРОДА

САРАПУЛ

 

 


       зинаида  сарсадских

 

 

ВИТАЛИЙ ОКУНЬ

ПУТЕШЕСТВИЯ В россии

 

ЕЛЕЦ

 

ВОРОНЕЖ

 

Елена Лабынцева

Валерия Люговская

 

 

 

 

дома  в россии

 

 

ВИТАЛИЙ ОКУНЬ

150-ЛЕТИЮ                      И.А.БУНИНА