gallery/день россии

ПУБликации 

gallery/20. афиша поэтического вечера.
gallery/17.анастасия порохова.
gallery/2. альманах аквилон №2
gallery/!порохова анастасия

Я ИДУ, ВЫБИРАЯ ШАГИ

 

Начало

(Нимфа)

 

…Это было в начале:

Пугливо смотрелась в природу,

Многолюдства чуралась,

Сбегала от рук и намеков…

И однажды ладони ко мне потянулись чужие,

Собираясь проникнуть влюбленно,

Нарушить, встревожить…

…И погоня была.

Ужасаясь влюбленной погони,

Я увидела рощу,

И в ней, притаившись, укрылась…

Пальцы в листья сложила,

Запястья обвила березой,

Затаясь…

…Тонкокостные кисти деревьев,

Как ленты, стелились

По колючей земле, по зеленому насту,

Как змеи…

Они губы тянули ко мне

И кололи губами:

— Мы твое Благовещенье чуем…

Ты будешь нам пара…

Да… ты пара нам, пара…

Возьми нашу кость и останься.

И снимали поклоны,

Ласкаясь ко мне колдунами.

— На коре твоя кожа,

Меняйся… возьми нашу кожу,

И косу остриги,

И осокой плети новый волос.

…Я менялась, менялась

Без воли как будто, со страхом.

Я брала их природу,

Три года жила в их природе…

…Это было начало,

Потом родилось чувство крови

И назад потянуло…

Водяные черти

 

…Был банный день.

Обряд субботней бани

Я совершала медленно и мягко.

Не подозвав друзей или знакомых —

Сама с собой испытывала воду,

Сама над жаром травы заварила

И искупала ветки чистотела.

И вечерело медленно, но света

Я не желала.

Я передавала

ладонью воду на ладонь другую —

Сама светиться кожа начинала.

 

И вдруг из таза вытянулись лапы

(насквозь прозрачные и словно водяные),

Меня за волосы схватили

и как будто

Мою природу стали пить, снимать как маску…

И наконец я вижу: я — вторая,

Как будто мертвая, прозрачная, немая, —

Лежу в тех лапах, в воду ухожу

И пропадаю…

Меня поймали черти водяные.

Зачем одна ходила? Всё одна ты…

Украли — выпили природы, злые.

Я полумертвая теперь, полуживая…

И есть одно спасенье: ту природу

Слепить самой…

 

С тех пор леплю свою двойницу,

Точно куклу.

Пытаюсь выгадать похожесть отраженьем,

Никак иначе не вернуть природы.

Теперь решает всё мое уменье

И мастерство мое, кустарное пока…

Леплю ее своими именами

Пока нелепо, вяло и лениво.

Но… я должна.

И я себя восполню.

Пусть не ликуют черти водяные…

* * *

…Утро снова сулило: тревоги не будет, не будет.

И опять сквозь размеченный лес пробираюсь

В слепой деревянный поселок:

Треугольные хатки и грязь

И шальные ребятки на бревнах —

 

Всё сулило: тревоги не будет сегодня, не будет, не будет,

Как всегда, как в обычные дни, когда грохот и страхи.

 

Я иду, выбирая шаги, выбирая дорогу.

И тепло запыленной земли помогает добраться.

У знакомых ворот наконец выдыхаю — вздыхаю:

«Я спаслась, я вернулась… я дома, я дома… вернулась…»

 

Здесь скрипучие стены заждались моих бормотаний —

Я им сказочки баю, как плату, за то, что спокойно.

Я дотронулась: серое дерево тушит тревогу.

Наконец, оглянувшись, я маску-обманку снимаю,

Как лягушечью кожу сжимаю, за пазуху прячу…

 

Я вхожу в этот дом,

Где немое лицо в ожиданье качнулось —

Полнота бессловесная, грузная, сонная мудрость.

Эта женщина телом своим тишину ошивает,

Наважденье сгоняет и робко колдует над чаем:

 

«Здесь четыре стены, как четыре ладони — защита.

Обереги… и бревна, как пальцы, в колечках

Из трещин-морщинок.

Это место на карте — твоя береженая метка.

Лоскуточек земли — на аршин, на ступень, на полшага.

Но здесь нет ни тревоги твоей,

Ни чужой катастрофы.

Здесь живут очень тихо…

Без лишней тревоги, без душной тревоги…»